Персона

Озеров Евгений Николаевич.


Когда российскую вакцину «Спутник V» самолетом доставили в Аргентину, а потом и в другие страны, это вызвало у меня двоякое чувство: гордость за российскую науку и недоумение — почему начали раздавать вакцину за рубеж, почему не вакцинируют своих граждан. Да, в Москве пошло вакцинирование еще в декабре, а максатихинцам что делать… ехать в Москву? И если бы мне сказали тогда, что и в Максатихе скоро начнут вакцинировать буквально всех желающих, просто бы не поверил. Но чудо свершилось, 23 января начались первые вакцинации на базе Максатихинской центральной районной больницы.

Честно говоря, этого никто не ожидал и многие даже психологически не были готовы сделать вакцинацию. И я тоже. Но уже через месяц принял твердое решение: вакцинироваться надо обязательно. А как иначе, если от коронавируса уже соседи по дому начали умирать, а про тяжелых больных и говорить не приходится.

Читать дальше

Шла подготовка к празднованию 40-летия Победы над фашистской Германией. В советские времена мероприятия, надо признать, были не столь масштабные, как сейчас. И это, наверное, объяснимо. Существовал соцлагерь, наши войска стояли в Польше и ГДР, в других странах восточной Европы. На западе и в США никому и в голову не приходило ставить под сомнение наш основной вклад в общую победу над фашизмом. Красная Армия взяла Берлин, красный флаг и никакой другой развивался над Рейхстагом.

И, тем не менее, в редакцию пришли ветераны-фронтовики: Е.В. Житков, Н.П. Павлов, И.В. Козлов. Прошли в кабинет редактора. Тогда им был А.А. Абрамов, тоже фронтовик. Минут через десять приглашают меня, я был в должности заместителя редактора и вел патриотическую тему.

Читать дальше

До развала СССР оставался ровно год. Об этом, конечно, простые люди тогда не думали. Если бы кто-нибудь просто предположил, его сочли бы сумасшедшим. В 1990 году уже вовсю действовали кооперативы, и то, что раньше считалось спекуляцией, приобретало законные формы. В воздухе витали признаки надвигающегося капитализма, вернее, его безобразного подобия. Помню один из первых аукционов в Максатихе, когда какая-то государственная организация продавала автомобиль «Нива». Раньше такого просто не могло быть. Аукцион проводился в здании поселкового Совета. Выкрикивались лоты. Одна цена, другая. Машину купил какой-то предприниматель из Твери. В кулуарах сказал, что москвичи и ленинградцы скоро скупят всю Максатиху. Как-то не верилось, но становилось тревожно.

Читать дальше

Однажды в пятницу теплой компанией, в которой было много руководителей самых крупных предприятий района, выехали на Марьину рощу. Была весна 1991 года.

После первого тоста один солидный директор сказал: «В надвигающемся бардаке первой сгинет районная газета. Не до нее будет людям, выжить бы…». Я, начинающий редактор, тогда чуть не поверил ему.

А несколько дней назад прошел мимо разваливающихся корпусов его когда-то мощного предприятия вспомнил тот давний разговор.

Читать дальше

С Максатихинской ткацкой фабрикой связано все мое детство. Мать, Мария Александровна Озерова, пришла на это предприятие 17-летней девчонкой и прошла почти все производственные ступени. Работала на многих операциях ткацкого производства, стала мастером, а впоследствии начальником отдела кадров (на снимке — третья слева в верхнем ряду).

Когда не с кем было меня оставить дома, мать брала на работу, часто в ночную смену. Я устраивался на тюках пряжи и преспокойно спал. Часто просился сесть за станок и поиграть с челноком, уж очень нравилось пускать его по нитям туда-сюда. Женщины-ткачихи ткали напольную дорожку, у каждой один станок, фактически ручной. Они были молодые, но представляю, как уставали. Целую ночь работали их ноги и руки, станок хлопал, утрамбовывая нити, росли сантиметры разноцветной дорожки.

Читать дальше

Деревня Фабрика. Красивая, уютная веранда с видом на Мологу. Николай Грибкин, его брат Василий Грибкин, Сергей Кавский и автор этих строк — в гостях у Александра Александровича Лебедева (на снимке). Его дочь Татьяна угощает нас чаем. Почему мы здесь? А очень просто: в 70-х годах мы все играли в футбол за сборную Максатихи. Капитаном команды, нашим наставником, воспитателем и тренером был А.А. Лебедев. Да, он играл вместе с нами, хотя был старше нас на более чем 20 лет. Последний раз за сборную поселка он сыграл в 1979 году, когда ему исполнилось 50 лет.

…Родился Саша Лебедев в Бежецком районе, но перед Великой Отечественной войной семья переехала в Максатиху, и вся дальнейшая его жизнь была связана с нашим поселком.

Читать дальше

Осенью 1991 года начал разваливаться Советский Союз. Разумеется, не сам. Его усиленно к этому подталкивала «пятая колонна» — так называемые демократы российские. Но что самое интересное, во главе этой колонны встал бывший первый секретарь Свердловского обкома партии Борис Ельцин. Такие же «демократы» белорус Шушкевич и хохол Кравчук его поддержали и в Беловежской Пуще на коленках подписали договор о развале СССР. И началось. Первыми заплясали в диком восторге прибалты. Россия предоставила им независимость, обошлось без крови, как в Югославии. И казалось, что маленькие государства Эстония, Латвия и Литва воспримут это пусть не с благодарность, то хотя бы как призыв строить современную историю на взаимовыгодных условиях и в добрососедстве. Но не тут-то было: эти страны тут же ввели въездные визы, бросились в объятия американцев и Европы, и вот уже более 25 лет Россия — им враг. А по-другому их политику не назовешь. Членство в НАТО, марши недобитых эсэсовцев, снос памятников русским солдатам, свернувшим голову фашизму.

Читать дальше