Максатихинское общество охотников располагает 167 тысячами гектаров лесных угодий. В его составе 560 охотников-максатихинцев. На страже порядка в лесах стоят 10 егерей. Общественная организация переживает трудные времена, но существует и развивается. Сегодня мы беседуем с председателем общества В.М. СМИРНОВЫМ.

— Валерий Михайлович, сейчас, чтобы назваться охотником и купить ружье, не обязательно вступать в общество. Это хорошо или плохо?

— Давайте порассуждаем. Да, сейчас введен государственный охотничий билет. Получив его,не обязательно вступать в общество. Для кого-то охота стала проще. Но у нас существуют и охотничьи билеты районного общества, которые дают право на льготы при получении лицензии на отстрел того или иного зверя и птицы. Поэтому охотники-старожилы, получая или обменивая государственный билет, все же вступают в районное общество, платят членские взносы, понимая, что это один из видов пополнения средств, за счет которых существует общество охотников. Хотя, надо признать, членов общества становится меньше, чем до введения этого новшества. Для многих не членов общества существует слово «добыча», но они забывают о понятии восстановления природных ресурсов, чем занимаемся мы.

— А каковы эти ресурсы на сегодняшний день?

— Должен сказать, что максатихинские леса не оскудели, несмотря на то, что большие площади вырублены, и зверь их покинул. Большие потери понесли кабаны из-за того, что пришлось их отстреливать из-за африканской свиной чумы. Их сейчас насчитывается порядка 46 особей. Зато лосей много, не менее 780 голов. Медведей — больше 70, очень много бобров — более 600, около 90 барсуков.

— Всегда удивляло, как можно с такой точностью подсчитать количество зверей в лесу…

— Существуют зимние маршруты зверей, которые позволяют вести такой подсчет. А также находить норы и очень точно предполагать, сколько появится молодняка. Так что цифры взяты, поверьте, не с потолка. Отталкиваясь от них, нам выдают количество лицензий на отстрел. Наши цифры проверяют государственные служащие — охотоведы, их в районе двое. Так что учет поставлен на солидную основу.

— На кого сейчас идет охота? Сколько выдано лицензий и каких?

— На лося выдано 36 лицензий, из них, по нашему решению,12- коммерческих. Их стоимость 45 тысяч каждая. Остальные — членам общества, по 20 тысяч рублей. Получили мы 6 лицензий на отстрел медведя, но, к сожалению, с большим опозданием, когда уже опустели овсяные поля и охота на овсах стала бесполезной. Идет охота на зайца, лису, белку, енота. Здесь достаточно путевки от нашего общества.

— Коммерческие путевки для кого?

— Как правило, их покупают приезжие горожане. Случалось, что иностранцы приезжали — из Германии, Финляндии, других стран. Но, увы, такие приезды редкие, хотя финансово они поддерживают общество. Нет прямых выходов за границу, работаем через посредников.

— Это можно назвать охотничьим туризмом?

— Такой туризм у нас в районе находится в зачаточном состоянии. Хотя Максатихинский район располагает уникальной природой, достаточным количеством лесных обитателей, есть небольшие гостиницы, куда не стыдно привозить даже избалованных зарубежных охотников. Впрочем, многие из них предпочитают простой егерский домик.

— Так что же мешает развивать туризм?

— Ну, в первую очередь, очень небольшое количество лицензий. Мы-то знаем сколько у нас зверя. Тех же лосей более 700, а в этом сезоне областное министерство природных ресурсов выделило всего 36 лицензий. Надо же обеспечить своих охотников, а уж потом использовать на коммерческие цели. Сейчас в области взят курс на развитие туризма, возможно, и ситуация с выдачей лицензий изменится.

— Браконьеры сильно докучают?

— Не без этого. Егеря принимают меры, чтобы случаев браконьерства не было. Но они случаются. По двум делам сейчас ведется следствие, браконьеры убили летом лося в Селецкой стороне и в районе деревни Дмитровка. Фамилии известны, теперь следствию надо собрать неопровержимые доказательства, а это, как показывает практика, не всегда получается.

— Волки, наверное, побольше браконьеров наносят урон лесным обитателям.

— В это году, в марте, отстреляли 8 волков. Но порядка 20 этих опасных зверей находятся в лесных угодьях. А каждому волку в сутки надо 5 килограммов мяса. Сейчас, в первую очередь, от волков страдает молодняк лосей. Волки порой заглядывают и в деревни, режут коз и овец, и даже собак. А перед охотниками встала неожиданная проблема: недавно на охоту на волка ввели лицензирование. И если раньше застрелить волка можно было в любой сезон, то теперь это сделать можно только с 15 сентября.
— Осталась в вашей работе практика подкормки животных?

— Безусловно. У каждого егеря на участке от 5 до 8 солонцов организовано. Завозим картофель. Правда, вот парадокс: нынешнюю, напичканную удобрениями картошку, даже кабаны есть не желают. Сеем овес на 90 гектарах — тоже для подкормки животных.

— Ну и несколько слов о людях, кто этим всем занимается.

— Я уже говорил, что у нас 10 егерей. Это преданные своему делу люди, отдавшие много лет работе в лесу. Живем мы на свои средства, никаких дотаций ни от кого не получаем.Зарплаты у них очень небольшие. И, тем не менее, лесные обитатели не остаются без внимания. И в этом большая заслуга старшего егеря Юрия Кузнецова, егерей Вячеслава Кузнецова, Ивана Баранова, Александра Жовтянского, Николая Вересова, Анатолия Морозова, Алексея Афанасьева, Дмитрия Кустова, Алексея Белова, Александра Григорьева.

— Валерий Михайлович, в районе есть лесные угодья, которые можно назвать частными. Как с их хозяевами складываются отношения?

— Охота в России и у нас в районе — недешевое хобби. Это пока не бизнес, а любимое дело, которое требует больших вложений и забот. Поэтому частные фирмы тоже много вкладывают в свои земли и стараются держать в них порядок, не допускают браконьерства, увеличивают популяцию животных. У нас с ними противоречий нет.

Е.ОЗЕРОВ.