На вечерней дойке

Марина, Сабрина, Елена, а еще Галина и Агата, Яна и Сирень. Вы подумали, что речь пойдет о женском коллективе какого-то предприятия, и, пожалуй, не ошиблись. Коллектив, действительно «женский», только дамы в нем — статные двурогие красавицы. Сегодня мы в гостях на ферме колхоза «Молога» в д. Сидорково, и эти изысканные имена носят местные буренки.

Собираясь к вечерней дойке, приехали чуть раньше. В глаза бросились перемены. Ферма встретила отремонтированной крышей, белизной свежепобеленных стен, чистотой помещений, насколько это возможно в условиях фермы. По крайней мере, опасения, что пропали мои туфли (забыла прихватить с собой резиновые сапоги), оказались напрасными. На пороге фермы встретил нас истопник. Скажете 21 век на дворе — эра электричества. Все так, но стоимость этого электричества такова, что не каждое хозяйство потянуть его может. Нет, конечно, ферма не вернулась в прошлый век к ручной дойке. Но вот воду нагреть для нужд фермы оказалось дешевле на дровах, чем и воспользовался председатель колхоза Н. С. Карамнов.

Через несколько минут к ферме потянулись доярки. Их здесь пятеро. У каждой более 30 коров. Начало работы: почистить кормушки, получить корма. Заведующая фермой Сададинова Марина Владимировна открывает склад. Женщины, делясь деревенскими новостями, насыпают в мешки комбикорм, и после взвешивания разносят по своим помещениям. Глядя, как таскают эти женщины мешки на плечах, чувствуешь себя неловко, кажешься рядом с ними лишней и ненужной. Будто поняв мои терзания, доярки подбадривают: «Вы спрашивайте, мы ответим. Не часто к нам гости приезжают». Задать вопрос не успеваю. В проеме ворот с двух сторон сразу раздается звучное мычание: коровы извещают своих хозяек о возвращении с поля. Сытые, они степенно проходят в свои стойла.

— Каждая знает свое место. На чужое никогда не встанет. А если и случится такой казус, то будет вести себя беспокойно, и молоко в полной мере не отдст, — объясняет Корешова Елена Юрьевна.

Матрена, Рябина — доярки знают всех своих коров «в лицо», ни за что не спутают. Ладно, когда окрас разный или рога особенные. Но когда две совершенно одинаковые?

— У них характер у каждой свой, — говорит Панкова Людмила Евгеньевна, — каждая свое место знает. Но одна сразу на место идет, а другая пока в чужие кормушки не заглянет, к своей не станет. А вдруг, что вкусное перепадет? Доярки разговаривают с буренками, как с подругами, какую похвалят, какую побранят, а на какую и прикрикнут.

В это время в воротах раздается зычный рев.

— Чижик заявился, — поясняет Людмила Евгеньевна. Огромный черный бык с крутыми рогами никак не ассоциировался у меня с именем Чижик. Глядя, с какой решимостью, но осторожностью доярки начали выгонять его на улицу, честно признаюсь, поспешила удалиться.

Еще в одном здании фермы только одна группа коров, за которой ходит Козырева Светлана Николаевна. В ее группе тоже есть бык — Мартын. Как справляется хрупкая женщина с этой громадой, представляю с трудом. А она только улыбается: «Ну да, иногда и побегать от него приходится. Но ничего, справляюсь. Он еще молодой». Такой же ответ на мой вопрос и у Калинкиной Марины Викторовны. Это у нее, наряду с 37 коровами, еще и бык Чижик. На мою просьбу о «фото на память», она смеется: ну если только с Чижиком. Пока шли к его стойлу, честно признаться, прикидывала пути побега. Чижика фотосессия не прельщала, он упорно отворачивался от объектива, и чтобы не дразнить его, я поспешила в сторонку, поближе к группе Белозеровой Тамары Анатольевны. Она уже успела раздать корма и готовилась к дойке. Пока Завьялов Владимир Николаевич, отвечающий на ферме за техническую сторону работы, включал насосы и различную аппаратуру для дойки, разговорились. В словах его о колхозе, о жизни, о ферме и работающих на ней доярках было много боли и горькой правды. Правды о том, что умирает село, пропадают некогда гремевшие на всю страну хозяйства, что люди на селе не живут, а выживают, что уезжает молодежь в города искать лучшей доли, а родители за копейки гнут спину в тяжелом труде. Но была правда и в том, что, несмотря на трудности, жив их колхоз, а значит, есть работа для селян.

Обычно, женщину трудно уговорить на съемку. Каждая, даже самая симпатичная, считает себя нефотогеничной. Что уж говорить о доярках, пришедших на ферму в рабочей одежде, в резиновых сапогах, без причесок и макияжа. Но на удивление, я не услышала отказа.

— А пусть будем такие, какие есть,- решили женщины. А В. Н. Завьялов прокомментировал: «Наши доярочки самые прекрасные. Да за их работу в пояс им кланяться надо». И с этим трудно не согласиться.

В. Русакова

На снимке: (слева направо) Белозерова Т. А., Козырева С. Н., Панкова Л. Е., Сададинова М. В., Калинкина М. В.