В нашей семье существует традиция: каждый год 9 мая мы идем на братское кладбище. Я помню себя совсем маленьким, мы идем в колонне от Обелиска к братским могилам, мама и папа ведут меня за ручки, на какое-то мгновение перестает играть духовой оркестр и в наступившей тишине мама тихонько говорит мне: « Слушай, как звенят награды фронтовиков, чем взрослее ты будешь становиться, тем тише будет слышен на парадах звон наград». С тех пор прошло 10 лет. Уже не играет на этих шествиях в нашей Максатихе духовой оркестр и совсем тихо, почти не слышно звенят награды оставшихся в живых фронтовиков. В нашей семье я отношусь к третьему послевоенному поколению. Я совсем не помню своего прадеда и почти не помню свою прабабушку, но в нашей семье из поколения в поколение передаются их подвиги в те далекие военные годы.

Мой прадедушка Боженов Николай Иванович родился в 1914 году в Петербурге, который впоследствии был переименован в Ленинград. 8 сентября 1941 года началась небывалая в истории почти 900 — дневная оборона блокированного с суши Ленинграда и мой дед сразу же встал на защиту своего города. Я знаю, что он командовал штрафной ротой, задачей которой было ценой своей жизни защищать «дорогу жизни».

о

«Дорога жизни» прошла по Ладоге, когда на ней установился лед, по нему проложили автомобильную дорогу. 20 ноября 1941 года по ней прошел первый конносанный обоз, а на следующий день двинулись автомобили. В названии, которое дал ей народ, подчеркнуто главное: благодаря дороге сотням тысяч ленинградцев была спасена жизнь. Блокада была прорвана 18 января 1943 год, а окончательно снята только к началу 1944 года. В феврале дед получил тяжелейшее ранее в голову, в результате которого почти полностью потерял зрение. По остаткам справки из госпиталя, которая до сих пор хранится у нас дома, я знаю, что дед находился на лечении в эвакогоспитале № 1709 с 11 по 25 февраля 1944 года и был комиссован из рядов Красной армии. Зрение на один глаз было полностью потеряно, а второй глаз немного видел. Закончил войну он капитаном. Знаю, что был награжден медалью «За оборону Ленинграда», медалью «За отвагу» и еще многими наградами. Жизнь сложилась так, что после войны судьба привела деда в нашу Максатиху, где он встретил свою будущую жену. После войны он работал в леспромхозе. По рассказам мамы, дед не любил вспоминать про войну и очень мало рассказывал про свои боевые будни.

Про прабабушку наша газета, в те времена она называлась «Призыв Ильича», писала не один раз, поэтому о ней я знаю гораздо больше. Все эти газеты мои родители очень берегут. Бабушка, Пахомова Нина Михайловна, родилась в Максатихе в 1923 году. Она была второй, в многодетной семье и поэтому ей с малолетства приходилось зарабатывать на кусок хлеба. Войну она встретила здесь же, было ей в то время 18 лет.

т

На хрупкие плечи девушки выпали тяжелые испытания. Почти в самом начале войны её и других таких же молодых девушек направили подо Ржев рыть окопы. Худенькая, с длинными косами девушка день и ночь до изнеможения рыла окопы. Но тут пришла беда, началась эпидемия тифа, очень многие её подруги так и не вернулись в Максатиху, умерев  от этой болезни. Бабушка тоже заболела, но ей повезло больше, их отправили поездом домой, а дома, как известно, и стены помогают. Она выздоровела. Как то раз она попала на разгрузку вагонов с ранеными и больше не смогла уйти, до конца войны она так и проработала в эвакогоспитале который, располагался в здании теперешнего военкомата.

Сколько человеческой боли и страданий приходилось ей видеть каждый день. Трудно представить. Вагоны с ранеными шли с передовой непрестанно. В эвакогоспитале людей сортировали: тяжелобольных отправляли глубже в тыл, не очень тяжелые подлечивались и опять шли защищать нашу Родину, кто-то умирал, и тогда их хоронили на нашем братском кладбище. Надолго запомнились бабушке два солдата украинца, Настенко и Пятница. Они были тяжело ранены и знали, что умрут, но не унывали и даже пытались петь. Их любимой песней была «Ой Днепро, Днепро, ты широк могуч». В один из дней в госпиталь привезли раненного солдата, у него были перебиты обе ноги, и уже началась гангрена. С собой у него ничего не было, кроме горбушки хлеба и комсомольского билета. Этому мальчишке было 18 лет. Бабушка сидела около него все дни и ночи, но от гангрены спасти его не удалось, он умер. Сообщить родственникам о его гибели не могли, так как не было адреса. Похоронили его в братской могиле. Зная, что на кладбище к нему никто не придет, бабушка всю жизнь до самой смерти ходила к нему на могилку, завещав потом ходить сюда моей маме, а мама — мне.

После войны бабушка работала на тяжелых работах в леспромхозе, ремстройучастке. Почти перед самой пенсией она пришла работать в книжный магазин. Старшее поколение, наверное, помнит, что книжный магазин был очень похож на оранжерею. Бабушка очень любила цветы, любила за ними ухаживать, вкладываю в них всю свою любовь и нежность, так же как когда-то с такой же заботой выхаживала своих раненых.

Все тише и тише звенят боевые награды на парадах. Но я рад, что смогу рассказать своим детям о боевом прошлом нашей семьи, члены которой внесли свою крохотную долю в дело великой Победы, что я слышал, как звонко звенели медали наших фронтовиков. И вообще смогу сказать: «Я помню! Я горжусь!»

К.Сухов,

учащийся 8 «Б» класса МСШ № 1, член клуба «Поиск» (руководитель А.В.Николаева)

На снимках: Н.И.Боженов, офицер защитник блокадного Ленинграда; Н.М.Пахомова (Боженова)