Когда сердце на разрыв

— В декабрьский зимний день настроение у Вали было замечательное, — рассказывает его супруга Зинаида Сергеевна Паровозина. — За рулем он шутил, был веселый, какой-то задорный. В этот день он пошел в отпуск, впереди был долгожданный отдых. Остановился у своей конторы, сказал, что забежит на пять минут, даже машину не стал глушить. Вышел минут через десять, лицо красное, сам не свой.

— Что-то случилось?

— Все нормально, — сердечко малость прихватило. Сейчас посижу, отпустит.

Прошло минут пять, не отпускает. Я ему говорю: давай «скорую» вызовем. Ничего, отвечает, сам потихоньку доеду. Поликлиника рядом. А уже из поликлиники отвезли в больницу, оттуда — в Бежецк.

— Дня через три я приехала в Бежецкую больницу, — говорит Зинаида, — он уже повеселел, мы с ним погуляли. На Новый год домой приеду, говорит, ничего страшного, ну прихватило сердечко, бывает. Я со спокойной душой поехала в Максатиху и вдруг узнаю, что его направляют в областную больницу. Опять меня успокоил — так, мол, для профилактики, сосуды почистить. Сердце у меня, конечно, беспокойно забилось, все же операция.

— Зина, — позвонил он мне. — Не беспокойся, иду на операцию, через два часа отзвонюсь. Врачи сказали, что все будет нормально.

Проходит два часа. Звонка нет. И вот он долгожданный. Но голос женский. Ничего не могу воспринимать, поняла только одно: Валя умер. И впала в какое-то бессознательное состояние. Валя умер, Валя умер. Но это же не правда, это страшный сон. Этого не может быть. Я недавно с ним разговаривала. Он был живой и здоровый.

Случилось это 19 декабря, на 68 году жизни.

…Родился Валентин Михайлович Паровозин в деревне Ферезна. Благодатное место. За окном река Тифина. В километре действующая Кострецкая церковь. Кругом прекрасная природа. Родители работали в колхозе. Семья большая, пять братьев. С детства Валентин познал крестьянский труд, научился уважать тружеников села и это уважение пронес через всю свою жизнь. Но уже в детстве поставил перед собой задачу получить высшее образование, да и предпосылки к этому были серьезные. Кострецкую среднюю школу окончил с серебряной медалью. Поступил в Калининский политехнический институт, твердо решив стать инженером. Но судьба распорядилась так, что после окончания института два года носил офицерские погоны.

— В то время мы с ним и познакомились, — рассказывает Зинаида Сергеевна. — Однажды приехал в форме, с букетом цветов. Я только что вернулась с учебы из Москвы. Работала в райпо. И вот подъезжает машина, Валя красивый, подтянутый. Все девчонки высыпали на крыльцо. Он при всех и сделал мне предложение. А расписались в Малышевском сельсовете, там пошли нам навстречу, не заставили ждать месяц. Вале надо было уезжать в часть. Отслужив два года, он вернулся в Максатиху, устроился инженером в Леспромхоз №3 — крупное лесопромышленное предприятие. Директор, Михаил Николаевич Исаев, очень ценил его. Через год мы получили от предприятия квартиру. Вскоре родилась дочь Юля. Жили хорошо, время было надежное, стабильное, а мы молодые и счастливые.

Семь лет отдал Валентин леспромхозу. И получилось так, что пригласили его работать инструктором в райком партии. Тогда первым секретарем назначили Виктора Михайловича Иванова — человека неуемной энергии, сильного. Ему нужны были такие же молодые кадры. С того времени наши дорожки с Валентином и пересеклись. Инструктор райкома партии. Казалось бы чиновник. Кабинет, кресло, стол, телефон. Но в креслах те чиновники не сидели, а мотались по стройкам, предприятиям, по полям и фермам колхозов и совхозов. Район наш был с развитым сельским хозяйством, ему уделялось большое внимание. Поэтому Валентина я встречал чаще в совхозе «Труфанково» (журналисты тоже с полей не вылезали), чем в кабинете райкома партии.

Но наступило перестроечное время. Канул в лето райком КПСС, начались всевозможные выборы, сменялись руководители. И вот помню 1990 год. Очередные выборы председателя исполкома райсовета. Сессия. В зале больше 70 депутатов. У всех своя позиция, свои кандидаты. Почувствовали свободу, выбираем по-настоящему. Демократии еще не наелись. Одно выступление кандидата, другое. Выходит В.М. Паровозин. И не просто «бла-бла», а с серьезной программой развития района. И его избирают большинством голосов. То время вспомнить страшно, уже пошли задержки с зарплатой и пенсиями, но полки магазинов еще пусты. По талонам покупали мыло и носки, пальто и рубашки. Да что говорить, кто помнит те годы, молит Бога, чтобы они не вернулись. В таких условиях приходилось работать и первому лицу района. Были успехи, были провалы. Все было в те годы. Но один поступок Валентина Михайловича не забудется никогда. Началось возрождение православия в стране. Наш район не стал исключением. Но еще год назад за крещение ребенка исключали из партии. Еще отношение к Богу у многих неоднозначное. А тут к В.М. Паровозину пришли представители церкви с просьбой законодательно, на районном уровне, передать максатихинскую церковь Всех Святых в собственность общины. Церковь требовала большого ремонта, была почти разрушена. И, тем не менее, числилась за районом. Валентин Михайлович взял ответственность на себя и подписал документ о передачи церкви.

В нем всегда были стержень, твердость, ответственность. Он не менял своих решений, не подводил друзей. Когда у нас началась компания по снятию Елиферова с должности, он был среди тех депутатов, которые выступали не за снятие, а за то, чтобы привести в чувство главу администрации, оставить в должности, заставить уважать окружающих и работать на район. Понимал, что начавшаяся неразбериха во власти отбросит район на долгие годы назад, что, в конечном счете, и получилось. Избиратели его это тоже понимали, поэтому жители Будёновского края при очередных выборах вновь избрали Валентина Михайловича депутатом районного Собрания депутатов. А в 2017 году он возглавил труднейший участок одной из социальных служб района МУП «ВКХ». То есть взял на себя ответственность за снабжение водой посёлка и района.

В этот период он часто бывал в редакции. Мы вместе писали статьи, объясняли людям, как важно собрать деньги, вступить в ППМИ и начать обновление оборудования по водоснабжению поселка. Он переживал за свою работу, и я замечал, что нередко держался за сердце. А еще мы вспоминали нашу молодость.

— Николаич, — сказал он мне однажды, — вижу как страдают жители вашего 120-квартирного дома. — Никто не может решить проблему, проложить новые трубы, очистить подвал. Помнишь Виктора Михайловича? У него бы за два дня те, кому положено этим заниматься, лопатами бы вырыли траншею и сделали все как надо. Сейчас же все утонули в бумагах, а воз и ныне там.

За неделю до его смерти мы встретились на вновь построенной насосной станции. Это его гордость, потому что в этот проект он вложил немало своего труда, нервов и здоровья.

— На следующий год, — сказал он тогда,- продолжим работы, будем менять трубы. Как хочется дожить до того времени, когда у максатихинцев будет хорошая, качественная вода. Тогда и на пенсии можно будет спокойно капусту выращивать. Был полон сил и энергии, желания делать людям добро. Но сердце уже работало на разрыв, жизни оставалась всего неделя. И до сих пор не верится, что это случилось. Не услышим его острых шуток, а он их очень любил и умел говорить с юмором, как никто. В памяти максатихинцев Валентин Михайлович останется навсегда, потому что любил людей, жил с открытой душой. А сердце свое не жалел…

Е. ОЗЕРОВ

Дата публикации: 1 апреля, 2019



Считаете эту страницу интересной? Тогда поделитесь с друзьями!

Плюсануть
Поделиться
Класснуть

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.