История строительства железной дороги и, соответственно, железнодорожной станции в Максатихинском районе неразрывно связана с историей развития самого района.

…С отменой крепостного права в России началось бурное развитие не только промышленности, но и земледелия. Хлебный поток из Поволжья по Волге успешно доходил до Рыбинска. Мариинская система не справлялась с перевозками и хлеба, и пиломатериалов в Петербург, за рубеж. Выход из положения нашли в постройке железной дороги, для чего было создано акционерное общество. В строительство железной дороги вкладывался частный капитал, а руководство стройкой осуществляло министерство путей сообщения.

12 июля 1868 года министерство разрешило концессию на постройку дороги от Рыбинска до станции Осеченка на Николаевской железной дороге. Позднее, в ходе строительства, путейское министерство в целях сообразности и экономии решило вывести магистраль на Николаевскую железную дорогу не у станции Осеченка, а на узловую станцию Бологое.

Дорога строилась на удивление быстро. Для этого были созданы все условия. Тем более что рабочая сила находилась тут же, под рукой. Постройка дороги давала приличный заработок крестьянам и вызвала большой приток населения к магистрали, на станции и полустанки. Кредиты на строительство дороги поступали без ограничений, а Петербург и Москва торопили со сроками. Дорога строилась быстро еще и потому, что она сооружалась с двух концов, а потом — с четырех и восьми.

Магистраль досрочно была представлена приемной комиссии. И 4 июля 1870 года дорогу от Рыбинска до Бологое протяженностью в 280 верст приняли с отличной оценкой.

К тому времени на станции железной дороги, которую назвали именем деревни Максатихи — Максатихой, построили служебные помещения: вокзал, туалет, пакгауз, три сарая на перроне (для багажа, кипятка, осмотрщиков).

За привокзальной площадью, около речной старицы, на крутом берегу поставили водокачку с паровой машиной, баню и водонапорную башню. Недалеко от пакгауза поставили амбулаторию с жилыми комнатами врача и фельдшера, два дома и разбили сквер с клумбами. За водокачкой, ближе к перрону, построили кирпичный одноэтажный дом для служащих станции, а рядом — двухэтажный, где разместили рабочих-путейцев.

За линией железной дороги, на берегу Волчины, возникло здание (казарма-общежитие) для машинистов и кондукторов, сменных паровозных бригад. Вокзал снабдили телеграфной связью и отделением почтовой связи. Все эти деревянные служебные строения, отслужив 120 лет практически без капитального ремонта, работают и в настоящее время. В народе сформировалось новое название поселения «станция Максатиха».

Живописное расположение станции, сосновые боры по берегам рек привлекли дачников не только из Бежецка, но и из Санкт-Петербурга. Они начали строить крепкие, добротные, красивые дома, которые и сейчас украшают поселок. Это строения Зарайских, Сидорских, Лисицина, Юрасова, Ососова, Коровкина.

Немногочисленные жители станции общались в основном на перроне вокзала. Здесь свободные жители и молодежь встречали пассажирские поезда, получали раз в неделю письма, обменивались новостями. Вечерами молодежь гуляла по перрону, который освещался керосиновыми, а позднее — газовыми фонарями.

А с созданием в поселке в 1930 году первой группы учеников — музыкантов духового оркестра под руководством Владимира Максимовича Мельникова, гостей, прибывающих в Максатиху, встречали на железнодорожной станции под музыку духового оркестра, что создавало какую-то особую, непривычную для того времени, а потому неповторимую праздничную атмосферу.