Фермер из Буденовки

Деревня Буденовка когда-то была как настоящий поселок. Протяженная, многолюдная, с серьезной социальной инфраструктурой. Сейчас от былого величия, конечно, немного осталось, но все же эта деревня не из маленьких. Въезжаем в нее со стороны Максатихи и еще долго едем до противоположного конца, где и расположилась ферма Храброва Валерия Анатольевича. При въезде в деревню нам подсказали: только что на тракторе проехал Валерий, наверное, сейчас на ферме.

Сворачиваем вправо. Точно, стоит трактор с тележкой, а Валерий и его помощник Белов Анатолий складывают в тележку колотые дрова. Здороваюсь: Бог в помощь!

— Бог-то Бог, да будь и сам не плох, — шутят мужики.

Вижу настроение у них приподнятое, значит, разговор состоится.

Валерий Анатольевич показывает свою ферму. Она по нынешним временам немаленькая.

— У меня 60 голов крупнорогатого скота, почти половина — дойные коровы, правда, сейчас в запуске. Сотрудничаю с маслодельным заводом. Выгодно. Всегда можно взять беспроцентный кредит и постепенно отдавать молоком. А кредит необходим, особенно когда начинается посевная. И горючее надо купить, и запчасти к технике. Сею, как правило, до 70 гектаров овса, 3-4 гектара картофеля. Это все на корм скоту. Правда, в этом году медведи мне урожай овса попортили. Повадились ходить на поле и ничего с ними не сделаешь. Медведей в нашем крае много. Буду думать, как уберечь будущий урожай.

— А как дела обстоят с техникой? Трактор, вижу, не старый.

— Трактор я купил по гранту. Государство предоставило 850 тысяч рублей, своих добавил. Грант — хорошая поддержка, это не кредит, условия вполне приемлемые. Надо пять лет развивать свое дело, заниматься сельхозпроизводством и платить налоги. Так что трактор я уже «отбил», подумакиваю, как бы еще что приобрести на таких условиях.

Надо сказать, что в хозяйстве Валерия Анатольевича есть свой комбайн, «рулонник», немецкая косилка. То есть весь необходимый набор для ведения сельхозработ. Конечно, техника старенькая, требует ухода, ремонта, но выручает. Не надо искать на стороне, нанимать кого-то. Свое есть свое. Подошло время жатвы — комбайн готов, началась заготовка кормов — немецкая косилка.

— А еще я хочу, — говорит фермер, — развести в этом году бройлерных кур. Подумал, посчитал — дело стоящее. Попробую, условия для этого есть.

Надо заметить, что своей продукцией фермер распоряжается с умом. Молоко сдает на завод, а в летнее время, когда приезжают дачники, продает также им. Но вдвое дороже, у горожан цельное деревенское молоко в большой цене. Это ведь не в сетевом магазине в коробке купить непонятно что, а прямо из-под коровы, можно сказать, парное. Разве что-то подобное в той же Москве купишь. А еще он предлагает и свой творог, и свое масло. Это уж просто деликатесы, все натуральное, без добавок, красителей и прочих магазинных хитростей.

— Так, значит, можно на селе жить и работать?

— Можно, но трудно, — говорит мой собеседник. — Нужна привычка к сельскому труду, любовь к земле, к своей малой родине. Сами видите, деревня с каждым годом пустеет. Учеников в школе раз-два и обчелся. Магазина нет, клуба нет, да много чего нет. Разве при таких условиях будет оставаться молодежь. Селу нужна серьезная поддержка государства, чтобы сюда ехали врачи, учителя, культработники. Клубы нужны, жилье не хуже городского. Надо как-то людей заинтересовать. А пока деревня держится на старожилах, кто привык к этой жизни и другой себе не представляет. Но много ли нас осталось? А кто придет на смену?

Вопросы, вопросы. Серьезные, пока нерешаемые. А надо решать, иначе деревни совсем обезлюдят и тогда никого в эти края не заманишь никакими благами. А время для их решения остается все меньше и меньше.

Е.ОЗЕРОВ

Дата публикации: 20 марта, 2019



Считаете эту страницу интересной? Тогда поделитесь с друзьями!

Плюсануть
Поделиться
Класснуть

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.