Экватор

— Поздравляю, Николаич, мы только что пересекли Северный тропик. — Добивай вахту, заполняй судовой журнал, а у меня полно дел на палубе.

С этими словами старший помощник капитана покинул рубку, предоставив мне, четвертому штурману, самостоятельно вести наше судно-рефрижератор «Остров Русский» (на снимке), почти 15 тысяч тонн водоизмещения. Небольшое пояснение: Се́верный тро́пик или тро́пик Ра́ка, — самая северная широта, на которой Солнце в полдень может подняться в зенит, одна из пяти основных параллелей, отмечаемых на картах Земли. Расположена на 23° 26, к северу от экватора.

Параллель эту моряки любят: с ее пересечением начинают выдавать сухое вино. В то время это было 250 граммов каждый день. Вино качественное, в основном, венгерское или болгарское. На каждом судне были свои порядки. Чаще всего стакан вина стоял на столе к обеду. Но были капитаны, которые разрешали подойти к этому делу иначе: раз в неделю, после бани, выдавали пару бутылок. Это был праздник. Но были и другие: приказывали смешать вино с водой и только в таком виде потреблять. Морщились ребята от такого подхода, но капитан на судне царь и бог.

Это был мой второй рейс в качестве четвертого штурмана после окончания Клайпедского мореходного училища. Вахту четвертый штурман стоял со старшим помощником, набирался опыта. Рейс этот выдался очень непростым, но интересным. Из Клайпеды мы шли на самый юг Африки, к городу Кейптаун, чтобы забрать у наших рыбаков улов, снабдить их продуктами питания, привезти почту, которую рыбаки всегда ждут с нетерпением.

Мне впервые предстояло перейти Экватор — мечту любого моряка. На борту нашего судна было немало опытных мореманов, которые уже не раз были в таких рейсах и пересекали экватор. Я, конечно, приставал к ним, расспрашивал о ритуале прохождения, в ответ они только посмеивались: готовься, Женя, ждет тебя нелегкий день, просто так никто еще нулевую широту не проходил. Новичков было человек десять, и мы с нетерпением ждали этого дня. Становилось все жарче, солнце пекло неимоверно. Боцманская команда начала строить бассейн на верхней палубе. Конструкция была нехитрая: деревянная емкость, проложенная толстым брезентом, вода из шланга в нее льется постоянно. В этой «купели» предстояло «крестить» тех, кто впервые пересекал экватор. Меня в том числе.

И вот настал долгожданный день. Нулевая широта. Экватор, который делит поверхность земного шара на Северное и Южное полушария. Судно застопорило ход и легло в дрейф. Боцман, старый морской волк, наряженный Нептуном, окруженный чертями и пиратами (матросы, пересекавшие ранее экватор) вышел на палубу. Навстречу ему — капитан в парадной форме. Отдает Нептуну честь и докладывает: «Остров Русский», 15 тысяч тонн водоизмещение, порт приписки Клайпеда, 80 членов экипажа, просит разрешения пересечь экватор».

Нептун принимает доклад, выпивают с капитаном по бокалу вина, и начинается действо. Каждого новичка пропускают через «чистилище»: заставляют пролезть сквозь мазутную бочку без дна, намыливают пеной, «бреют» деревянными ятаганами, «подстригают и всякое такое. Потом хватают за руки — за ноги и швыряют в бассейн. Оттуда вытаскивают и ставят на колени перед Нептуном. Тот читает нотацию — напутствие, подносит огромную кружку с вином. Но сделана она так, что помещается граммов 150. Выпиваешь, и тебя отпускают. Идешь отмываться, потому что на вручение удостоверений надо придти при полном параде.

И вот он, прекрасный миг. Нептун вручает удостоверение, текст в нем гласит: «Тому, кто, не страшась моей охраны, прошел все ураганы, волны, шквалы. И все моря избороздил. Экватор пересек. Вот потому сей документ я выдаю. Владыка всех морей и океанов Нептун». Случилось это 17 февраля 1973 года.

Экватор пройден. Судно с каждым днем опускается в южные широты. Пройден южный тропик или тропик Козерога. Сухое вино отменяется. Чем дальше на юг, тем становится прохладнее. За бортом мелькнули огни Кейптауна — одного из самых крупных городов Южно-Африканской республики. Наша конечная цель — крайняя точка Мыса Доброй Надежды. Береговая линия Африканского континента здесь впервые поворачивает на восток, открывая проход из Атлантического океана в сторону Индийского. В этом районе (35° южной широты — 18° восточной долготы) работала наша рыболовецкая флотилия. Ждали нас с нетерпением, потому что трюмы их кораблей забиты мороженой рыбой. И чтобы дальше продолжить промысел им надо разгрузиться. И вот первая швартовка. К нашему борту подходит большой морозильный траулер «Гарялис». Судно, не заходя в порты, работает уже без малого шесть месяцев. Моряки почти все бородатые, малость одичавшие.Все первым делом ждут почту, главное — писем и посылок от родных. Потом спрашивают, какие фильмы привезли, надо же что-то новенькое посмотреть. Всем хочется кинокомедий, устали за полгода, нервы на пределе. Когда узнают, что привезли новые фильмы Гайдая, радуются, как дети. Правда, зам. капитана по политической части обязательно «навялит» что-нибудь партийное, идеологическое, но, знаю, что эти фильмы возьмут, но смотреть не будут. В море не до идеологии и какой-нибудь «Ленин в Октябре» никому не нужен. Понимает это и замполит, но куда деваться — у него такая работа.

Урчат лебедки, судовые стрелы достают из трюмов коробки с рыбой и опускают их в наши трюмы. На штурманской вахте морозильного траулера мой однокурсник Саня Главацкий. Переговариваемся по радиотелефону.

— Как настроение? — спрашиваю его. — Устал, наверное, изрядно.

— Да, подустали, погода не баловала, штормило часто. Но ничего, после разгрузки наполним еще раз трюмы и — в родной порт. Обещан заход на Канарские острова, в Лас-Пальмас, там «оторвемся» за все шесть месяцев.

— Закончишь вахту, — говорю ему, — переправляйся ко мне. — Кофейку попьем, вино есть, расскажу последние новости Клайпеды.

Сумели посидеть часа два, разгрузка заканчивалась, а к нам подходил следующий траулер. В течение двух недель полностью загрузили свои трюмы и взяли курс на север, в родной порт. Ходу до него порядка трех недель.
* * *
Экватор я проходил дважды. Второй раз в должности третьего штурмана на танкере «Жальгирис» в 1974 году. Мне досталась роль Нептуна (на снимке). Уже сам «карал» и «миловал» новичков. У танкера борта низкие, поэтому не делали никаких бассейнов, бросали в океан для крещения прямо с палубы. Конечно, на воду для безопасности была спущена дежурная шлюпка.

Когда вручал новичку удостоверение, спросил: «Не страшно было?»
— Жутковато стало, когда представил, что подо мной глубина в 5 километров.

Экватор. Дела давно минувших дней. Вспомнил. Написал. Зачем? Наверное, потому, что все мальчишки мечтают о приключениях, о море. Может, кто-нибудь прочитает эту статью и решит судьбу свою связать с морем. И у него в жизни будет свой Экватор.

Е. ОЗЕРОВ.

Дата публикации: 22 декабря, 2019



Считаете эту страницу интересной? Тогда поделитесь с друзьями!

Плюсануть
Поделиться
Класснуть

Оставьте свой комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.