— Леночка, вставай, — мать теребила свою доченьку за плечо. — Вставай, сама просила взять тебя в цех. Завтракай побыстрее, смена начинается в восемь, опаздывать нельзя.

Исполнилось Лене в ту пору 14 лет. Упросила мать устроить на летние каникулы в фанерный цех, поработать на подхвате, денежку заработать. Жили небогато — с мамой и бабушкой, отец умер. Нелегко было.

Сейчас Елена вспоминает свой первый рабочий день даже с ностальгией.

— Мне все понравилось. Большие станки, много людей, гул машин и готовые листы фанеры. Все интересно, все впервые и как-то по-взрослому. Мама провела меня по всему цеху: я увидела, как березовый кряж вымачивается, потом его доставляют в парилку, затем в лущилку, где кругляк превращается в шпон, потом- сушка и клейка. Вот и готова многослойная фанера. В то лето я и решила, что после окончания десятого класса Ривицкой школы останусь дома, буду работать в цеху. Все мне здесь понравилось. Уезжать никуда не хотелось.

Прошло десять лет, как 18-летней девчонкой после школы, уже на постоянной основе, а не просто в летние каникулы, встала Лена на одну из самых ответственных операций — клейку и сборку, где отдельные листы шпона превращаются в доброкачественную фанеру. Слово доброкачественную я подобрал не случайно. Лесопромышленный комбинат, а фанерный цех одно из его подразделений, вот уже несколько лет, как вышел на экспортный уровень. И в день нашего приезда сюда машины из Польши, Финляндии и Германии стояли под погрузку.

Мастер смены Л.Н.Голикова, в которой работает Елена Воронова, говорит: «Еще три-четыре года тому назад я бы ни за что не поверила, что наша продукция пойдет нарасхват в Европе. А сегодня от заказов отбоя нет. И ведь сумели мы наладить производство, и выпускаем продукцию высокого качества. Другую наши заказчики просто не приемлют. Высококачественную фанеру мы стали выпускать благодаря таким людям, как Лена Воронова, ее напарница Ольга Майкова. Да и в целом коллектив смены и всего цеха у нас работящий и очень ответственный».

Надо сказать, что в цехе, действительно, люди работящие. Другие здесь просто не задерживаются. Триста пятьдесят человек, работа в три смены. Нелегко, лакировать действительность не будем.

— Новичку у нас, правда, непросто, — говорит Елена. — Вспоминаю свой первый год работы и порой удивляюсь: как же приработалась-то? Молодая, погулять хочется. Придешь с дискотеки в четыре утра, на семь будильник заведешь. Ой, как не хочется вставать… Мама, бывало, прикрикнет, и вместе с ней — на работу. Сейчас она на пенсии, нянчит моего сына.

Недавно Лена переехала в новый благоустроенный дом, построенный в поселке Ривицкий по программе переселения из ветхого жилья. Здесь и радость, и забота: дорого жить в таком доме. Одно отопление в месяц обходится в 4 тысячи рублей. Многовато для Ривицкого.

Елена зарабатывает 20 тысяч рублей в месяц, иногда больше.

— Зазывали нас с напарницей на свинокомплекс в «Коралл». Обещали зарплату побольше. Но я, честно скажу, не поддалась на посулы. И к работе привыкла, и ценят здесь, и чувствуешь уверенность в завтрашнем дне. А ведь не зря говорят: «От добра добра не ищут», вот и я не стала искать.

Мы идем с начальником фанерного цеха Дмитрием Ореховым вдоль многочисленного оборудования, у которого стоят рабочие, приветливо здороваются с руководителем. По всему чувствуются, к нему здесь относятся с уважением. Он тоже о своем коллективе говорит с большой теплотой. Показывает рабочее место Елены Вороновой и очень доброжелательно отзывается о молодой женщине:

— Лена одна из тех, кто никогда не подведет свой коллектив. Директор комбината Владимир Петрович Бойков всегда настраивал нас беспощадно относиться к пьяницам, нарушителям дисциплины. Мы так и действуем. А вот кто закрепился, отдает душу и сердцу производству, теми мы гордимся, о них заботимся. Лена пошла по стопам матери, у нас рабочих династий много. Они, можно сказать, костяк коллектива. А в наше непростое время сплоченность, самоотдача, преданность — дорогого стоят.

Е.ОЗЕРОВ.