Есть высшее из всех гражданских прав:

Во имя жизни встретить ветер боя

И, если нужно, смертью смерть поправ,

Найти в огне бессмертие героя.

Е.Долматовский.

— Соколик мой ясный! Причитает о нем старенькая бабушка Настя.

— Шурка Петров! — вспоминают товарищи детских игр.

— Саша Петров! — говорят учителя Топальской начальной школы.

— Александр Павлович! — величает сегодняшняя юность и мы, дети войны.

Я узнала о Александре Павловиче Петрове много лет тому назад, когда пионерскому отряду, куда входила моя дочь, присвоили его имя, имя Героя-земляка. Сначала обратились к книге Долгова «Золотые звезды калининцев», а потом собрали рюкзаки и пошли в свой первый поход в Топальское. Познакомились с сестрой Героя, с его одноклассниками, завели переписку с Халтуринским музеем, т.к. в Халтурин переехала семья после окончания сыном начальной школы, с Лютежской школой, т.к. на Лютежском плацдарме погиб наш земляк.

Четыре пионерских года мы искали следы героя, собирали документы его жизни, оформляли их в альбом «Имени Петрова». А когда встретились в Москве с Лютежскими школьниками, получили от них приглашение «Ласкаво просимо в гостi на землю Украiни!», то снова сложили рюкзаки и поехали на Украину. Предварительно месяц отработали на предприятиях поселка, чтобы приобрести билеты на самолет и туристические путевки на Киевскую турбазу.

Три дня отряд Петрова был гостем Лютежской школы. Историк этой школы Григорий Васильевич Нечепоренко провел с нами ряд экскурсий по плацдарму. Мы побывали на диораме «Лютежский плацдарм», возложили цветы к бюсту Героя на аллее героев. Но самое главное — мы побывали на том месте, где Александр Павлович сделал шаг в бессмертие.

Днепровские кручи, холмы и возвышения пропитаны кровью солдат, земля перемешана с порохом и железом. Именно из этих мест было направлено в Германию письмо Карла Бормана: «Днепр здесь такой широкий и глубокий, берега такие высокие, что мы чувствуем себя в полном спокойствии. Здесь все от генерала до солдата уверены, что русские будут остановлены».

Но русские форсировали Днепр! Вот как сообщает об этом наградной лист Александра Павловича Петрова от 19 ноября 1943 года: «Командир разведчиков Александр Петров смело отражал ожесточенные атаки противника. Под сильным артиллерийско-минометным огнем несколько раз поднимал свою группу в атаку на противника. Несмотря на явное превосходство сил противника смело уничтожал его огнем из автомата, гранатами и в рукопашном бою, ни на шаг не отступив от занимаемых позиций. В этих боях с группой разведчиков уничтожил до 60 фашистов, был убит на боевом посту».

«Достоин правительственной награды Александра Невского!» — решил командующий 28 армией генерал-полковник Москаленко. Но получить эту награду наш земляк уже не успел. И Золотая Звезда Героя ему тоже присвоена посмертно: указ Президиума Верховного Совета был опубликован 10 января 1944 года.

Но школьники, когда открывали стелу в селе Топальском, когда выступали в школах и доме отдыха «Голубые озера» с композицией «Накануне бессмертия», всегда демонстрировали три награды земляка: ордена «Красная Звезда», «Александра Невского» и «Золотую Звезду Героя».

«Чуден Днепр при тихой погоде», — не спорим с классиком, сами в том убеждаемся, когда идем по его крутому берегу.

Мы устали, но рады преодолению высоты, даже чуточку горды этим. А солнце печет все жарче, все сильнее зовет к отдыху зелень травы. И вдруг среди этой ласковой зелени мы видим скромную плиту с надписью о том, что эту высоту в 1943 году освободили части 167 Сумской Краснознаменной стрелковой дивизии. Той самой, в которой воевал наш земляк А.П.Петров. Эта мирная земля полита его кровью! На этой высоте он «упал с автоматом на груди». И невольно затихают пионеры отряда Героя, улыбки стираются с ребячьих лиц. Мы просто стоим в молчании — и подростки, и сопровождающие взрослые. Слова оказались лишними…

Здравствуй, Александр Павлович! Мы сегодня увидели как чуден Днепр при тихой погоде. Но твоя Молога тоже прекрасна, спокойна и чиста. Днем в ней резвятся рыбешки и детвора, ночью она окутывается молочным туманом. И Мологу, и Днепр ты для нас сохранил! В Максатихе есть улица твоего имени! В Топальском на месте твоего дома установлена стела, мы кладем к ней цветы, фотографируемся около. Односельчане прислали тебе привет.

Видишь этих подростков? Тебе 20 лет, им по 15. Считай их своими младшими братьями и сестричками. Они ехали к тебе меньше суток, а шли по твоим следам четыре пионерских года, учились у тебя жизни и мужеству. В твоем Топальском у нас было несколько интересных встреч с твоей сестрой и земляками и романтичная палаточная ночь у костерка.

Идем с тобой лесами золотыми,

Идем с тобой лугами заливными,

От трав медовых кругом голова.

Прекрасна ты, земля моя Россия,

И может, есть места еще красивей,

Синей там небо, зеленей трава.

Но все ж куда б судьба не заносила,

Сюда влечет неведомая сила

И просятся на музыку слова.

Со мною и в счастье и в горе,

Как в душу запавший мотив,

Максатихи светлые зори,

Мологи весенний разлив.

Эти слова нашего местного поэта и композитора Александра Грачева мы с ребятами привезли на Лютежский плацдарм для тебя, наш дорогой земляк! Тебе их посвящаем!

Ты погиб, Александр Павлович. Но мы четыре года встречали тебя в своем классе, сверяли свою жизнь по тебе. А когда выросли, передали твой портрет своим младшим друзьям в твою Топальскую начальную школу. Теперь они возлагают для тебя цветы.

Ты погиб, но Днепр освобожден от фашистов. И вся Россия, вся Украина освобождена. Германия капитулировала! Победила дружба славянских народов. Не могла не победить.

Мой отец, русский, начал войну в сорок первом, освобождая белорусский Минск. Ты освобождал Лютежский украинский плацдарм, погиб в 20 лет. А украинский хлопчик Николай Помазун погиб в 18 лет, защищая город Калинин, похоронен на нашем Максатихинском братском кладбище.

В книге, подаренной мне нашим гидом по Лютежу Григорием Нечепоренко, есть «Ода братству» Бориса Олейника. Я в ней редактировала одну строчку и дарю ее тебе, Александр Павлович:

По-братски мы делимся с тобою

В дни жатвы и под небом грозовым

Глотком воды, окопами, судьбою —

И только корень наш был неделим!

И даже в дни, когда одни руины

Чернели на земле моих предтеч, —

Знал весь народ: не сгинет Украина,

Пока в руке Россия держит меч!

Максатихинец пал на приднепровской круче,

Пал киевлянин в городе Орле…

И, умирая, мы других учили

Жить в дружбе и согласье на земле…

Шумит береза и цветет калина,

И Волгу Днепр целует горячо.

На веки будут Русь и Украина,

Пока плеча касается плечо!

И в тихом небе, над Десной и Рузой,

Даря цветенье всей земле родной,

Летят и твой журавлик светло-русый,

И аист, чернобровый братец мой.

Слава братству народов! Вечная память героям, защитившим нас, наших детей и внуков.

Л.СИНИЦИНА

На снимке: А.П.Петров, фото из армейской газеты 1943 года.