Анатолий Назаров

Может быть, кому-то заголовок покажется вычурным. Ведь речь пойдет о простом сельском парне, комсомольце 80-х годов, комбайнере колхоза «Ленинская искра» Анатолии Назарове.

Герой нашего времени. Сначала этот заголовок предназначался для тех, кто родился в 50-х годах прошлого столетия. Они то, думал, поймут. Но когда побывал у А. А. Назарова в деревне Русский городок, понял, что он герой и сегодняшнего дня. Потому что на таких людях испокон веков держалась и держится земля русская.

… Толик, вставай, умывайся, время не ждет, — отец теребил плечо своего одиннадцатилетнего сына.

— Да, дай ты ему немного понежиться, — вступилась за мальчонку мать. — Время то еще только три часа ночи. Все на сенокос к четырем идут, а ты вечно впереди всех.

— А что, позади надо? У нас, Назаровых, так не принято.

Толя встал и почти совсем спящий, с косой на плече, пошел за отцом. Знал, что нельзя перечить.

— Люблю работать. — говорит А. А. Назаров, — а вот сенокос с детства недолюбливаю. — Уж, очень он меня измотал. Даже сейчас во сне вижу, как отец будит: «Толя, вставай, пора..» А ведь даже не на свою корову косили, для колхоза и все вручную. И я с малых лет по полной познал крестьянский труд, чему, это честно, рад. Детская закалка мне очень пригодилась в жизни, и я благодарен отцу с матерью, что не вырастили меня белоручкой. А впрочем, по-другому и невозможно было в начале 60-х, ведь жизнь была совсем иной — трудной, но настоящей.

А родился Анатолий в деревне Успенское. Сейчас на карте Максатихинского района ее уже нет. До четвертого класса учился в маленькой деревенской школе.

— У нас был всего один класс, — вспоминает Анатолий, — то есть одно помещение. — И учительница, Мария Васильевна Колосова, учила сразу всех. На одном ряду парт-первоклашки, на другом второклассники. Всего четыре ряда. Помню, печка была хорошая и в классе всегда тепло.

А к пятому классу Назаровы переехали в деревню Преображение.

— Учились же мы в Ручковской школе. И летом, и зимой — пешком пять километров. Нас было 15 ребят и девчонок. Ходили лесом по Косой тропе. Так мы ее называли. А тропу эту делали сами. Шли летом с ножовками, топорами в лес и прорубали себе тропу в школу, валежник убирали. Так вот до восьмого класса, а потом я поступил в Удомельское училище на механизатора, а закончив его, был направлен в Малышевскую мелиоративную организацию, это почти рядом с домом. Свой, родной район.

Жизнь шла своим чередом. Поработал в мелиорации. Отслужил в армии. Женился на обаятельной девушке Татьяне, она работала библиотекарем, была секретарем комсомольской организации в колхозе «Ленинская искра». С тех пор, а это конец семидесятых, А. А. Назаров связал свою судьбу с этим хозяйством. Это был не просто колхоз, а лучший в районе. Еще в те времена здесь собирали урожаи зерновых без малого в 30 центнеров с гектара. Главный агроном Антонина Кузьминична Горшкова знала свое дело и кой-кого ни к трактору, ни к комбайну не подпускала. И все же Анатолий получил новенький комбайн. Уж, как он его обихаживал, любовался, как девушкой, но радость омрачили комбайнеры опытные, тертые в работе.

— Поедешь на клевера, у нас такая традиция: кто получил новую технику, первый год убирает семена клевера.

У Анатолия хоть и немного было еще опыта, но знал, что клевера- это мучение и начинают убирать их за месяц до зерновых. Изломаешь свой комбайн за это время, а когда все выйдут на зерновые, ты — на ремонт. Все так бы и случилось. Но поработав неделю, намучившись очищать мотовило комбайна, Анатолий подошел к главному агроному: «Анна Кузьминична, а давай попробуем положить в валки клевер, подцепить подборщик, снять мотовило и убирать клевер таким способом. И мучений меньше, и быстрее, и технику сохраним для зерновых».

— Больно ты умный, — ответила агроном. — А если потери семян пойдут?

— А с чего бы им быть? — Ну, дайте попробую.

Уговорил ведь хозяйку полей. Да дело так пошло, что за несколько дней убрал клевер с 60 гектаров, никаких потерь, и вместе со всеми выехал на зерновое поле. Присмотрелись бывалые к новичку: а ведь далеко пойдет.

К этому времени Анатолий вступил в комсомол, чему и жена поспособствовала. А в хозяйстве, недаром же передовое, решили перейти на звеньевую систему. Вот, вам, механизаторы, земля, техника, сами пашите, сеете, сами убираете. Как поработаете, так и получите по результатам труда. И так сложилось, что в одном звене комсомольцы, в другом ветераны. У молодежи звеньевым стал Анатолий Назаров. А в звене его друзья: Николай Иванов, Леша Ворожебский, Анатолий Смоляков, Володя Миронов, Миша Пугин, Женя Краснов.

— Ну, и схлестнулись мы тогда, — вспоминает Анатолий Александрович, — соревнование началось настоящее, без показухи, весной, с пахоты. И не из-за денег, к ним я относился всегда прохладно. Азарт взял, неужели уступим бывалым. Нет уж, в лепешку расшибемся, но свое возьмем.

На пахоту ребята выходили в четыре утра и работали до 11 вечера, на севе также. Надо было уложиться в оптимальные сроки. Главный агроном отслеживала, чтобы все удобрения были внесены, качество обработки земли — безупречное. Да и сами понимали, что по-иному результата не добиться. Наступила осень, а с ней, что в наших краях не редкость, затяжные дожди. Многие хозяйства в тот год потеряли урожай. Но звено Назарова выстояло: на круг собрали по 22 центнера с гектара, опередили звено ветеранов. Тогда Анатолий получил свою первую награду — Знак ЦК ВЛКСМ «Молодой гвардеец пятилетки».

Следующий год, 1982-й, для комсомолького молодежного звена стал очень удачным. Набравшись опыта, реконструировали свои комбайны,чтобы никаких потерь зерна. Возились всю зиму, но довели их до совершенства. Пахоту, сев провели на высшем уровне. И урожай не заставил себя долго ждать. С каждого из 524 гектаров пашни, которыми владело звено, получили по 36 центнеров зерна. Это был небывалый результат для того времени. Звено А. Назаров стало победителем областного социалистического соревнования среди комсомольско-молодежных коллективов. Анатолию была вручена медаль «За трудовую доблесть». Он лично на своем комбайне в тот сезон намолотил без малого 500 тонн зерна.

Интересный эпизод того лета вспоминает Анатолий:

— У себя мы закончили уборку и нас попросили помочь соседям. С моим напарником Юрой Смирновым мы оказались в Бежецком районе, на полях колхоза «Завет Ильича». Приезжаем, поле бескрайнее, овес стеной стоит. И 10 комбайнов в ряд — все местные. Мужики на нас посмотрели косо: дескать, приехала салажня на помощь, и сами бы справились. Ну, мы не сробели, встали в ряд — пошли. Проходим 100 метров, у нас по целому бункеру зерна. Не успеваем в машины ссыпать. А местные шпарят на второй скорости, только пыль столбом, а бункера — то не быстро наполняются. Сразу поняли — потери зерна у них большие. Ну, когда познакомились, посидели, поговорили, мы им показали, как у нас комбайны переоборудованы. Работали вместе до конца жатвы. И косых взглядов уже не видели.

Надо сказать, что не хлебом единым жила тогда молодежь. И когда Анатолий Назаров стал членом комитета комсомола колхоза «Ленинская Искра», то взялся за спорт, за досуг молодежи. Поднял молодежь на воскресники и субботники. Оборудовали футбольную и волейбольную площадки, а зимой, договорившись с директором Малышевской школы, играли в волейбол в спортзале. А в колхозном вокально-инструментальном ансамбле играл на гитаре, да еще и пел. Любимой его песней была «Трава у дома».

На комсомольском собрании выступил с инициативой: «Центральная усадьба растет, ширится, а зелени мало. Если каждый из нас по деревцу посадит, то будет целая роща». Комсомольцы поддержали, и вскоре усадьба преобразилась. Вот за такую жизненную позицию Анатолию была вручена премия областной комсомольской организации имени Лизы Чайкиной.

…Много воды утекло с тех славных комсомольских лет. Нет крепкого хозяйства «Ленинская Искра». Не все живы и товарищи по комсомольскому звену. И сам Анатолий Александрович живет не на центральной усадьбе, как раньше, а в небольшой деревне Русский городок. Место это он выбрал не случайно: в 50 метрах река Ворожба, на окраине простор для живности, да и покосы хорошие. Не сломила перестройка и прочие катаклизмы нынешнего времени комсомольского характера Анатолия и его жены Татьяны. Взялись они за личное подсобное хозяйство. Без малого тридцать овец, корова с теленком, кролики, куры, гуси, пчелы. Нет, не напрасно будил в три часа ночи отец маленького Толика. Закалка с тех времен осталась. Со всем своим животным миром справляется Анатолий, да еще и шутит: «Нам ни европейский, ни российский кризисы не страшны. Себя обеспечиваем, детям помогаем и на продажу остается. Продукция-то экологически чистая, у горожан — нарасхват. Из Москвы приезжают.»

Вот, все бы ничего, да не зря речка, хоть и небольшая, называется Ворожбой. Снесла в весенний паводок мост, который соединяет деревню с большим миром. И не проехать теперь на транспорте в деревню. Машины приходится оставлять на том берегу.

— Долго мы ходили по всяким инстанциям, — сетует Анатолий Александрович, — просили поставить мост. Не отказывают. Но как доходит до дела, сразу ворох проблем: нужен проект, а это миллионы рублей. А потом конкурс. Да какой еще подрядчик попадется? И где деньги взять ? Одним словом, поняли сельчане, что официальным путем им моста не видать еще несколько лет. А жить-то надо. Ну, взыграла в Анатолии комсомольская юность. Обратился к местному предпринимателю, крепко стоящему на ногах, кстати, депутату районного Собрания депутатов, А. В. Глушкову: «Саша, помоги, давай своими силами мост построим. У тебя здесь тоже есть интересы. Место замечательное, мы еще туристическую тропу тут пустим.»

Александр Вячеславович Глушков мужик тоже с характером, недаром из механизаторов стал одним из лидеров районного предпринимательства.

— А давай, Анатолий, — за тобой и мужиками — работа, будете помогать безвозмездно, для себя же делаем. — За мной техника и материалы.

И пошло дело. Когда я подъехал к речке, увидел уже уложенные на том и этом берегу мощные бетонные подушки. Воздвигалась бетонная опора на середине реки. Анатолий стоял рядом.

— Так будет мост?

— Обязательно будет, даже в этом году, — ответил он. — Без волокиты и миллионов.

По мосточку-переходу мы перешли речку. Гуси стаей, словно крейсер, с характерным га-га-га проплыли мимо нас. Анатолий показал свой дом, хозяйство.

Его жена накрыла на стол. Сели за чай, и потекла беседа, воспоминания. Но о них вы уже прочитали…

Е. ОЗЕРОВ